Карта сайта
Гостевая книга
Контакты

О Партнерстве      Пресс-центр      Членам партнерства      Мемориал      Предложения

Журнал Энергопрогресс

 
История энергетики

 
Выдающиеся деятели энергетики

 
Воспоминания ветеранов-энергетиков о ВОВ

 
Материалы научно-практической конференции

 
Памятные и знаменательные даты ВОВ

 

Воспоминания ветеранов-энергетиков о Великой отечественной войне

Воспоминания ветеранов-энергетиков
о Великой отечественной войне

Ф.В.Сапожников "Моя жизнь и развитие энергетики в России"

В октябре я получил команду замнаркома М.С. Смирнова, который с небольшим аппаратом - примерно 40 сотрудников - обеспечивал связи Центра с Челябинском и Самарой, где размещался тогда аппарат, хотя и значительно уменьшенный, но обеспечивающий централизованное руководство энергетикой, и в том числе мобилизацией сил и средств на наиболее важные для обороны энергетические объекты. В этой команде мне поручалось разгрузить в Нижне-Камске пять больших барж с материалами, оборудованием, строительной техникой и 50-ю семьями беженцев и доставить все это в Челябинск. Эти баржи, погруженные в конце июня на строительстве Свирской ГЭС III, почти четыре месяца не могли разгрузиться и получить пристанище.

Явившись в Пермь (тогда Молотов), я более десяти дней не мог получить на реках Кама и Чусовая места, где можно было на оборудованном кранами причале разгрузить баржи, на которых, кроме мелких грузов находились экскаватор, паровоз, 40 вагонов-думкаров, строительные краны и еще много тяжелых грузов.

С большим трудом я организовал разгрузку барж и оформил сдачу грузов, и только в конце ноября завершил выполнение задания. Начальник стройки повез меня к старому хромому генералу - начальнику Челябинского представительства Уральского военного округа с просьбой демобилизовать меня и направить на строительство Челябинской ТЭЦ в качестве заместителя главного инженера по оборудованию. Но в этом качестве я проработал всего две недели. Потом меня вызвали начальник стройки и парторг цеха и предложили назначить меня начальником строительного участка № 1, строящего главный корпус. Ссылаясь на недостаток опыта, я стал отказываться, но парторг цеха сказал: "Вам объяснять, что сейчас война?..." "В этом нет необходимости" - ответил я. В этой должности я проработал с конца декабря 1941 г. до июня 1944 г.

Небольшой опыт на строительстве ВСХВ, да к тому же больше по вопросам комплектации, монтажа, проектирования и сдачи подстанции в эксплуатацию, заставил не только изучать проект главного корпуса ТЭЦ, но и решать сложные проблемы организации, технологии производства бетонных работ высокой сложности по конструкциям здания.

Очень сложным было и управление. Общее количество рабочих на участке достигало 1800-2000 человек, из которых всего только 150 было квалифицированных, опытных, 550 - девушки, окончившие 8-9 классов, 300-320 - узбеки, негодные к призыву в армию по состоянию здоровья, зачисленные медицинскими комиссиями как пригодные к труду, беженцы с некоторыми недостатками по здоровью или пожилые без строительного опыта. Большинство рабочих пришлось обучать строительным профессиям, а опытный пожилой мастер был только один, еще три мастера, не окончившие техникум, мобилизованные в возрасте 16-17 лет и не имеющие практического опыта. Прорабов было два. Один, по фамилии Бессараб, только перед войной закончил Ленинградский строительный институт. Грамотный, но без практического опыта. Второй - недоучившийся техник Г.И. Холодов, замечательный, опытный, результативный специалист, уважаемый всеми рабочими.

Девушки и молодые мастера с очень высокой ответственностью и дисциплиной и большой старательностью выполняли работы и быстро осваивали строительное дело. Многие девушки уже в первый год были выдвинуты в бригадиры.

Большинство рабочих и специалистов работали с высокой самоотдачей, энтузиазмом, глубоким пониманием того, что наша работа - это прямое участие в обеспечении победы над фашизмом. Уговаривать, торопить никого не требовалось.

Каждый считал себя бойцом. Дисциплина сопровождалась инициативой в выполнении любого задания в наиболее короткий срок. Как-то при покраске металлоконструкций в машинном зале с высоты около 20 метров упала молодая работница на концы штабелей досок, подготовленных для опалубки. Доски спружинили, и хотя внешних повреждений не было, ее отвезли в больницу, боясь последствий сотрясения. На третий день она пришла на работу.

Совершенно не хотели работать узбеки. И в мороз, и в теплые дни, придя на стройку, разжигали костер, что-то часами обсуждали и делали вид, что не понимают русского языка, вспоминая его только при получении зарплаты. Никаких указаний не выполняли. Через два месяца я подал заявление начальнику строительства А.Н. Никольскому с просьбой убрать узбеков, как разлагающих дисциплину, и дал обещание взамен не требовать новых рабочих.

Следует здесь заметить, что с таким же поведением я встретился на строительстве Ташкентской ГРЭС уже при восстановлении Ташкента после знаменитого землетрясения.

Предыдущая       К оглавлению       Следующая

Новости энергетики

На Волжской ГЭС запущен модернизированный гидроагрегат
  На Волжской ГЭС запущен модернизированный гидроагрегат

Зейская ГЭС презентовала легендарный детский альманах «Хочу все знать»
  Зейская ГЭС презентовала легендарный детский альманах «Хочу все знать»

Энергетики МРСК Северо-Запада провели повторные осмотры линий электропередачи, подвергшиеся воздействию непогоды
  Энергетики МРСК Северо-Запада провели повторные осмотры линий электропередачи, подвергшиеся воздействию непогоды

Все новости >>>

Спонсоры сайта:

 
© 2008-2019 Некоммерческое партнерство «Совет ветеранов энергетики»
Разработка Poirty
Карта сайта