Карта сайта
Гостевая книга
Контакты

О совете      Пресс-центр      Членам партнерства      Мемориал      Предложения

Журнал Энергопрогресс

 
История энергетики

 
Выдающиеся деятели энергетики

 
Воспоминания ветеранов-энергетиков о ВОВ

 
Материалы научно-практической конференции

 
Памятные и знаменательные даты ВОВ

 

Воспоминания ветеранов-энергетиков о Великой отечественной войне

Воспоминания ветеранов-энергетиков
о Великой отечественной войне

В.П.Воробьев "Письма с фронта"

Письма с фронта

Треугольником сложенные тетрадные или из оберточной бумаги листки. Обратный адрес - "Полевая почта..." Треугольный штемпель: "Красноармейское, бесплатно". И еще штемпель: "Просмотрено военной цензурой". Письма с фронта. В те далекие сороковые годы Тоня (так звали добрую, приветливую женщину, бессменного нашего почтальона) приносила их от отца, старших братьев Вениамина и Николая, от сестры Зои, артиллеристки-зенитчицы, защищавшей небо Москвы.

Я развертывал сложенные в треугольник тетрадные листы и по просьбе матери читал письма вслух. Мама читать не могла: глаза ее застилали слезы. Прижав к груди моего младшего брата, десятилетнего Борю, она слушала. Слушала, вытирая слезы радости, если фронтовые треугольники приносили добрые вести. Слезы горя и печали, когда узнала, что Николаю, старшему сыну, пулеметчику, осколком фашистского снаряда выбило глаз и он находится на излечении в госпитале. Смахивала со щек слезы горя, когда Тоня принесла горькое сообщение: Вениамин пропал без вести.

Мне запомнились многие письма Вениамина. После окончания техникума он работал химиком-аппаратчиком в приволжском городе Кинешма на анилзаводе, где от химии чахли березы. Помню, как в декабрьское морозное утро 1941 г. я вышел из дому и, за полтора суток преодолев 45-километровое расстояние, на санках привез Вениамину валенки, варежки, сухари... Успел привезти. Из двухэтажного, красного кирпича здания Кинешемского горвоенкомата Вениамина отправили на железнодорожный вокзал, и поезд с новобранцами двинулся в дальний путь. Письма от Вениамина шли с Дальнего Востока. Сообщал, что изучает военное дело. И в каждом письме - что просится на фронт, на Запад, туда, где отец, брат и сестра, что не хочет сидеть в далеком тылу. Это потом, после войны я узнал, что Япония выжидала подходящий момент, чтобы напасть на нас, двинуть в пределы страны отборную, сильную Квантунскую армию. Вениамина на Запад не пускали. Командир, очевидно, знал, как поступать. И вот радостное письмо. Но уже не из Монголии, а из Подмосковья, из-под Вязьмы.

Вениамин сообщал, не скрывая радости: "Зачислен в воздушно-де-сантные войска. Одели во все новое, "с иголочки". Скоро в бой...". То было последнее письмо. А потом - сообщение: пропал без вести. Надежды на возвращение не оправдались. Тогда в воздушной операции под Вязьмой, как узнал я уже после войны, полегло немало молодых парней...

И еще помню лето 1942 г. Призвали в армию друга моего детства, 17-летнего Васю Шкурина. На очереди были мы, ребята 1926 г. рождения.

- Мой отец может определить тебя на работу в водный транспорт, - доверительно говорил мне сверстник Костя Королев. - Бронь дадут, на фронт не пошлют. Подумай, скажи. Отец сделает.

Думал я недолго, может, несколько секунд. За эти секунды мне зримо представился фронт, бои, мои родные - отец, два брата и сестра. Их письма, их вера в победу. Тогда мы стояли на левом берегу Волги. Мой сверстник Костя недолго ждал ответа.

- Нет, Костя, не хочу на бронь, - ответил я, в раздумьи глядя на алевшее в летнем небе зарево на юго-востоке Волги (фашисты бомбили Горьковский автозавод). - Не хочу на водный транспорт, - тверже повторил я, вспомнив те письма Вениамина, в которых он с горечью сообщал, что в просьбе послать на фронт ему отказывали.

Осенью 1943 г. с того же железнодорожного кинешемского вокзала паровоз повез наш состав (вагоны-теплушки с трехъярусными дощатыми нарами) на действующий Краснознаменный Балтийский флот. Молодой лейтенант в черной шинели, черных брюках и черной флотской фуражке сопровождал нас. После двухнедельного следования (днем, преимущественно, стояли где-то в лесу, затаившись от вражеской авиации и артиллерии) паровоз доставил нас в блокированный Ленинград...

Многие мои друзья-одногодки сгорели в танках, навечно уснули после яростных атак пехотинцев, погрузились в морскую пучину...

А мой сверстник Костя Королев, поступив в водный транспорт, получил бронь. Работал бакенщиком. Нелегкий был у него труд. Кое-кто говорил: "Но - в тылу. Жив остался".

Не знаю, что было на душе у Кости в те военные годы, да и после войны. Но о себе скажу твердо: не чиста была бы моя совесть, жалок был бы я, не смог бы смотреть в глаза людям, если бы принял тогда предложение пойти на работу, где дают бронь. Не чиста была бы моя совесть перед моими отцом, сестрой, двумя братьями, письма которых я читал матери и младшему братишке Боре в годы войны. Потому мы и победили фашистскую Германию, что велика была наша любовь к Родине. Велико было желание победить.

Предыдущая       К оглавлению       Следующая

Новости энергетики

Зейская ГЭС презентовала легендарный детский альманах «Хочу все знать»
  Зейская ГЭС презентовала легендарный детский альманах «Хочу все знать»

Энергетики возродили легендарный альманах для детей «Хочу все знать»
  Энергетики возродили легендарный альманах для детей «Хочу все знать»

На Волжской ГЭС запущен модернизированный гидроагрегат
  На Волжской ГЭС запущен модернизированный гидроагрегат

Все новости >>>

Спонсоры сайта:

 
© 2008-2018 Некоммерческое партнерство «Совет ветеранов энергетики»
Разработка Poirty
Карта сайта